Дневник коллекционера
Коллекционировать души веселое развлечение
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Дневник коллекционера > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — пятница, 16 ноября 2018 г.
Damn... Lordina Horror 16:40:38
­­
Когда кто-то рассказал твой самый пошлый секрет и такой пытаешься оправдаться...

Музыка Rob Zombie - Feel so numb
Хочется: Нинаю
Категории: Хуйнё=3
Вчера — четверг, 15 ноября 2018 г.
Вокруг Солнца Шепаpд в сообществе Бесконечность 10:45:59
Весело, хоть и не очень мелодично, напевая себе под нос, Джимми Тэрнер вошел в приемную.
— Здесь Старая Кислятина? — спросил он, подмигивая хорошенькой секретарше и вгоняя ее этим в краску.
— Здесь, и ждет вас, — кивнула она в сторону двери, на которой жирными черными буквами значилось:
«Фрэнк Мак-Катчен, генеральный директор Межпланетного почтового ведомства».
Джимми вошел.
— Хэлло, командир! Что на этот раз?
— О, это вы! — Мак-Катчен оторвался от лежавших на столе бумаг и пожевал окурок своей сигары. — Садитесь.
Подробнее…Из-под кустистых бровей он уставился на вошедшего. «Старую Кислятину», как называли Мак-Катчена все сотрудники Межпланетного почтового ведомства, никто не мог припомнить смеющимся, хотя, если верить слухам, в детстве, наблюдая падение своего отца с яблони, он улыбнулся. Всякий, кто поглядел бы на его лицо сейчас, объявил бы этот слух преувеличенным.
— Слушайте, Тэрнер! — рявкнул Мак-Катчен. — Межпланетное почтовое ведомство открывает новую линию, и решено, что проложите ее вы. — Не обращая внимания на гримасу Джимми, он продолжал: — Отныне почту на Венеру будут доставлять круглый год.
— Что? Я всегда считал: когда Венера находится по другую сторону Солнца, возить туда почту — сплошное разорение.
— Точно, — согласился Мак-Катчен, — если лететь обычным путем. Но если бы можно было достаточно близко подойти к Солнцу, мы стали бы летать по прямой. В том-то вся суть! Создан новый корабль, способный приблизиться к Солнцу на двадцать миллионов миль и неопределенно долгое время оставаться на этой дистанции.
— Постойте! — нервно перебил Джимми. — Я не совсем понимаю, Кисл… мистер Мак-Катчен. Что это за корабль?
— Почем я знаю? Я сам не специалист, но, насколько мне известно, он создает вокруг себя некое поле, не пропускающее солнечных лучей. Вы поняли? Они отклоняются. Жара до вас не доходит. Вы можете пробыть там хоть целый век, и вам будет прохладнее, чем в Нью-Йорке.

— Вот как? — Джимми был настроен скептически. — Испытания проведены, или именно эту маленькую деталь оставили для меня?
— Испытания, конечно, были, но не в естественных условиях.
— Раз так, я отказываюсь. Я достаточно потрудился для ведомства, но всему есть предел. Я еще не сошел с ума.
Мак-Катчен чопорно выпрямился.
— Напомнить вам присягу, которую вы дали, поступая на службу, Тэрнер? «Помешать нашим космическим полетам…»
— «…способна только смерть», — закончил Джимми. — Все это я знаю не хуже вас, и еще я заметил, что очень легко цитировать присягу, сидя в удобном кресле. Если вы такой идеалист, летите сами. Что до меня, то это исключено. И можете, если угодно, меня уволить. Уж такую работу я всегда найду. — Он пренебрежительно щелкнул пальцами.
Мак-Катчен понизил голос до вкрадчивого шепота:
— Ну, ну, Тэрнер! Не надо так горячиться. Вы меня не дослушали. Помощником у вас будет Рой Снид.
— Ха! Снид! Этого плута вам и за миллион лет не уговорить. Так что не рассказывайте мне сказок.
— Собственно говоря, он уже дал согласие. Я думал, вы составите ему компанию, но вижу, он был прав. Он с самого начала был уверен, что вы спасуете. А я с ним спорил. — Он жестом отпустил Джимми и тут же занялся докладной, которую читал перед его приходом.
Джимми пошел к двери, нерешительно постоял возле нее и вернулся назад.
— Минутку, мистер Мак-Катчен! Что, Рой действительно летит?
Мак-Катчен рассеянно кивнул, целиком поглощенный чтением документа. Джимми взорвался:
— Вот негодяй! Значит, этот длинноногий воображала считает, что я струшу?! Ну, я ему покажу! Я принимаю ваше предложение и ставлю десять долларов против венерианского пятака, что Рой в последнюю минуту сдрейфит!
— Хорошо! — Мак-Катчен встал и пожал ему руку. — Я знал, что вы согласитесь. С деталями вас ознакомит майор Вэйд. Я думаю, вы отправитесь недель через шесть, а так как я завтра лечу на Венеру, мы, вероятно, там встретимся.

Джимми, все еще кипя, вышел, а Мак-Катчен нажал кнопку звонка:
— Вызовите по видеофону Роя Снида, мисс Вильсон.
После короткой паузы вспыхнул красный сигнал, раздался щелчок, и на экране возник темноволосый, франтоватый Снид.
— Хэлло, Снид! — прорычал Мак-Катчен. — Вы проиграли пари. Тэрнер согласен. Я думал, он лопнет со смеху, когда сказал ему, что вы говорили — он не полетит. С вас двадцать долларов.
— Подождите, мистер Мак-Катчен! — Лицо Снида потемнело от гнева. — Вы что, сказали этому безмозглому кретину, будто я отказался? Конечно, сказали, знаю я вас! Я-то полечу, но ставлю еще двадцатку, что он передумает. А я полечу, не сомневайтесь!
Мак-Катчен, не дожидаясь, пока он кончит возмущаться, выключил видеофон. Затем откинулся на спинку кресла, выплюнул изжеванный окурок и закурил новую сигару. Лицо его по-прежнему осталось кислым, но в голосе явственно слышалось удовлетворение, когда он произнес:
— Ха! Я знал, что на это они клюнут.

* * *


С усталыми, вспотевшими двумя космонавтами на борту «Гелиос» летел по орбите Меркурия. Многонедельное космическое путешествие вдвоем вынуждало Джимми Тэрнера и Роя Снида соблюдать видимость приятельских отношений, и все же они почти не разговаривали. Прибавьте к этой скрытой враждебности изнуряющую жару и мучительную неуверенность в благополучном исходе предприятия, и вы поймете, что положение обоих было незавидным.
Джимми уныло посмотрел на пульт с множеством разных индикаторов и, откинув упавший на глаза мокрый клок волос, буркнул:
— Что там вытворяет термометр, Рой?
— Сто двадцать пять по Фаренгейту, и ртуть все ползет вверх, — тем же тоном ответил Рой.
Джимми цветисто выругался, после чего сказал:
— Система охлаждения на пределе, корпус корабля отражает 95 процентов солнечной радиации, и при всем том такая жарища. — Он помолчал. — Гравиметр показывает, что мы находимся в тридцати пяти миллионах миль от Солнца.

Значит, нам осталось еще целых пятнадцать миллионов миль до зоны, где включится дефлекторное поле. Температура поднимется, возможно, до ста пятидесяти. Нечего сказать, приятная перспектива! Проверь-ка испарители. Если воздух не будет абсолютно сухим, нам долго не выдержать.
— Орбита Меркурия, только подумать! — голос Снида стал хриплым. — Никто никогда не был так близко к Солнцу. А мы продолжаем приближаться к нему.
— Многие были и так близко, и еще ближе, — напомнил Джимми, — но они потеряли управление и сели на Солнце.
Фридлендер, Дебюк, Антон… — Он умолк, наступило тягостное молчание.
Рой нервно поерзал.
— Насколько оно вообще эффективно, это поле? Знаешь, Джимми, такие воспоминания не слишком ободряют.
— Ну, испытания проведены в самых жестких условиях, максимально приближённых к реальным. Я наблюдал их. На корабль обрушили радиацию, примерно равную солнечной в радиусе двадцати миллионов миль. Эффект был потрясающий. Залитый ослепительно ярким светом корабль сделался невидимым. И с корабля испытатели не видели происходящего снаружи, совершенно не ощущая при этом жары. Одно любопытно: поле включается только при определенной интенсивности радиации.
— Хотелось бы, чтобы все это скорей кончилось, а как — мне уже все равно, — рассердился Рой. — Если Старая Кислятина думает постоянно гонять меня по этому маршруту, что ж — он лишится своего аса.
— Он лишится двух асов, — поправил Джимми.
Разговор оборвался; «Гелиос» продолжал свой полет.

* * *


Жара усиливалась: 130, 135, 140. А через три дня, когда ртуть подобралась к отметке «148», Рой объявил, что они приближаются к критической зоне — туда, где солнечная радиация достаточно интенсивна, чтобы вызвать действие поля.

* * *


Напряжение достигло предела; сердца обоих бешено колотились.
— Это произойдет сразу?
— Не знаю. Придется ждать.
Сквозь иллюминаторы видны были только звезды. Слепящие лучи Солнца не проникали внутрь корабля, специально сконструированного таким образом, что под действием мощной радиации иллюминаторы автоматически закрывались.
А потом звезды начали понемногу исчезать, сперва — тусклые, затем — яркие: Полярная, Регул, Арктур, Сириус. Космос стал одной сплошной чернотой.
— Действует! — выдохнул Джимми. И почти в тот же момент обращенные к Солнцу иллюминаторы открылись. Солнца не было!
— Ха! Я уже ощущаю прохладу, — Джимми Тэрнер ликовал. — Здорово!.. Знаешь, если бы создать дефлекторное поле против излучения любой силы, мы получили бы самое мощное оружие — возможность делаться невидимками. — Он закурил и сибаритом раскинулся в кресле.
— Но пока что мы летим вслепую, — напомнил Рой.
Джимми покровительственно усмехнулся.
— Можешь не беспокоиться, Красавчик. Это уж моя забота. Мы вышли на солнечную орбиту. Через две недели мы обогнем Солнце, я выпущу ракеты, и мы устремимся прямиком к Венере. — Он был чрезвычайно доволен собой. — Джимми Тэрнер — «голова»! Можешь на него положиться. Вместо обычных шести месяцев мы потратим всего два. За штурвалом ас Межпланетной почты.
Рой неприятно хохотнул.
— Послушать тебя, так подумаешь — это твоя заслуга. А вся твоя работа — вести корабль по курсу, который рассчитан мною. Голова здесь Я, ты — только руки.
— Ну? Каждый молокосос в летном училище умеет рассчитывать курс. А чтобы водить корабли, надо быть мастером.
— Ну, это ты так считаешь. А кому больше платят? Тому, кто ведет корабль, или тому, кто составляет расчеты?
На это Джимми возразить ничего не смог, и Рой с победным видом вышел из рубки. А «Гелиос» все летел.
Два дня прошли спокойно, а на третий Джимми, глянув на термометр, встревоженно почесал затылок. Вошедший в эту минуту Рой вопросительно поднял брови.
— Что-нибудь случилось? — Он наклонился к шкале. — Ровно 100 градусов. Не вижу причин расстраиваться. По твоему виду я решил, что стало барахлить поле и температура снова поднимается. — Он нарочито зевнул.
— Безмозглый кривляка! — Джимми поднял ногу, как бы собираясь лягнуть его. — Я предпочел бы, чтобы температура поднималась. Слишком уж оно активно, это поле, на мой взгляд..
— Гм! Что ты имеешь в виду?
— Постараюсь объяснить, а ты слушай внимательно — может, поймешь. Этот корабль напоминает термос. Он с большим трудом нагревается и с таким же трудом остывает. — Джимми сделал паузу, давая собеседнику время осмыслить сказанное. — В обычном диапазоне температур он не должен терять больше двух градусов в сутки при отсутствии дополнительных внешних источников тепла. Допускаю, что в нынешних условиях потери могут составлять пять градусов в сутки. Усваиваешь?
Рой слушал его, разинув рот. Джимми продолжал:
— Меньше чем за три дня этот чертов корабль отдал пятьдесят градусов тепла.
— Быть не может!
— Факт, — Джимми невесело усмехнулся. — И я знаю, в чем дело. Все это проклятое поле. В борьбе с внешней радиацией оно спешит растратить все тепло нашего корабля.
Рой быстро произвел в уме расчет.
— Если это действительно так, через пять дней будет достигнута точка замерзания и последнюю неделю мы проведем в зимних условиях.
— Именно. Даже если с понижением температуры потери уменьшатся, градусов тридцать-сорок мороза нас ожидают.
Настроение у Роя упало.
— Мороз в двадцати миллионах миль от Солнца!
— Это еще не самое страшное, — добавил Джимми. — «Гелиос», как все корабли Марса и Венеры, не имеет отопительной системы. Они ведь рассчитаны на полет под палящим солнцем и в условиях минимальной теплоотдачи, а потому совершенствуются в охлаждении. У нас, к примеру, весьма эффективная рефрижераторная установка.
— Да, дело дрянь. И скафандры у нас соответствующие.
Хотя пока они страдали еще не от холода, а от жары, обоих прошиб озноб.
— Я не намерен этого терпеть, — взорвался Рой. — И никто нас не заставит. Я за то, чтобы сейчас же повернуть назад к Земле.
— Валяй! И ты берешься на таком расстоянии от Солнца рассчитать курс с гарантией, что оно нас не притянет?
— Черт! Я об этом не подумал.
Итак, делать было нечего. Радиосвязь прекратилась с момента, когда они покинули орбиту Меркурия. Никакие радиоволны не могли пробиться сквозь помехи, возникающие в такой близости от Солнца, да еще при его максимальной активности.
Оставалось ждать развития событий. Ближайшие несколько дней были целиком посвящены наблюдению за термометром, прерываемому только для того, чтобы обрушить на голову мистера Мак-Катчена очередную порцию бессильных проклятий. Это сделалось таким же ритуалом, как еда и сон, и так же не доставляло удовольствия.
А «Гелиос», безучастный к горестям своего экипажа, все летел.
Как Рой и предсказывал, к исходу седьмого дня их пребывания в дефлекторной зоне ртуть в термометре упала до отметки «холод». Ничего неожиданного в этом не было, и все же они почувствовали себя несчастными.
Джимми накачал из цистерны около ста галлонов воды и заполнил ею почти все сосуды на борту.
— Чтобы трубы не лопнули, — объяснил он. — А если они все же лопнут, у нас, по крайней мере, будет достаточно воды. Впереди ведь еще целая неделя.

А на следующий, восьмой, день вода действительно замерзла. Уныло глядели они на голубую корку льда. Джимми пощупал ее и мрачно констатировал:
— Крепкая.
Он натянул на себя еще одну простыню.
Отвлечься от мыслей о все усиливающемся холоде было трудно. Рой и Джимми реквизировали все имевшиеся на корабле простыни и одеяла, предварительно надев по три-четыре рубашки и столько же пар брюк.
Они старались по возможности не вылезать из постелей, а если уж приходилось, жались к топливной форсунке. Но и от этого сомнительного удовольствия вскоре пришлось отказаться: Джимми заметил, что горючее необходимо экономить, так как иначе не на чем будет растопить воду и отогреть замерзшую еду.
Оба были несдержанны и готовы из-за пустяков ссориться, но сейчас, попав в беду, они перестали бросаться друг на друга. А на десятый день, объединенные ненавистью к общему врагу, они неожиданно стали друзьями.
Температура дошла до нуля по Фаренгейту и обнаруживала явную тенденцию к дальнейшему понижению. Джимми жался в углу, с удивлением вспоминая, как ворчал некогда по поводу августовской жары в Нью-Йорке. Рой окоченевшими пальцами подсчитывал на бумаге, сколько еще осталось терпеть эту муку. С отвращением поглядев на итог — 6354 минуты, он сообщил эту цифру Джимми. Последний огрызнулся:
— Мне кажется, я и 54 минуты не выдержу, а об остальных 6300 говорить нечего. — И раздраженно прибавил: — Хоть бы ты что-нибудь придумал.
— Не будь мы в такой близости от Солнца, можно было бы с помощью хвостовых ракет ускорить ход.
— Да, а если бы мы сели на Солнце, нам было бы совсем тепло. Много от твоих предложений толку!
— Ну, ты ведь называешь себя «Тэрнер-голова». Вот ты и придумай. А то, послушать тебя, так это я во всем виноват…
— Ты и виноват, осел в человеческом облике! Здравый смысл с самого начала удерживал меня от этого дурацкого путешествия. Я сразу отказался от предложения Мак-Катчена. И был прав. И что же? — с горечью сказал он. — Нашелся такой дурак, как ты, который согласился на то, на что ни один нормальный человек не согласился бы. И мне пришлось разделить эту глупость с тобой. — Голос его достиг самых высоких нот. — Надо было предоставить тебе одному лететь и мерзнуть, а я сидел бы себе у камелька и злорадствовал. Знай я, чем это кончится, я так бы и поступил.
Лицо Роя выразило обиду и изумление.
— Да? Вот, значит, как было дело! Одно тебе скажу: в искусстве искажать факты ты способен побить любого. Ведь это именно ты был настолько глуп, что согласился лететь, а я — всего лишь жертва обстоятельства.
Джимми посмотрел на него с величайшим презрением.
— Холод отшиб у тебя последние остатки мозгов.
— Слушай, — накаляясь, ответил Рой. — 10 октября Мак-Катчен по видеофону сообщил мне, что ты дал согласие и посмеялся надо мной как над трусом. Будешь отрицать?
— Естественно, буду. 10 октября мне от Кислятины стало известно, что ты летишь и заключил пари… — Джимми вдруг растерянно умолк. — Слушай… Мак-Катчен действительно сказал тебе, что я согласился?
Потрясенный внезапной догадкой, Рой на миг перестал даже ощущать холод.
— Клянусь! Потому-то и я полетел.
— Но он сказал мне, что ты летишь, и это вынудило меня согласиться. — Джимми вдруг почувствовал себя последним дураком.
Оба надолго погрузились в молчание. Когда Рой снова заговорил, голос его дрожал от избытка переполнявших его чувств:
— Джимми, мы стали жертвами подлого, низкого обмана. — Он задыхался от ярости. — Это прямо-таки разбой среди бела дня…
Джимми, внешне более хладнокровный, был, однако, зол не меньше.
— Ты прав, Рой. Мак-Катчен подло обманул нас. Он дошел до предела человеческой низости. Но ему это так не сойдет. Когда мы переживем эти 6300 с чем-то минут, мы сведем с мистером Мак-Катченом счеты.
— Что мы с ним сделаем? — глаза Роя хищно блеснули.
— В данный момент я охотно разорвал бы его в клочья.
— Недостаточно мучительно. Может, лучше сварить его в кипящем масле?
— Неплохо, но отнимет слишком много времени. Давай лучше отдубасим его по доброму старому методу.
Рой потер руки.
— У нас еще будет время поразмыслить над этим. Вот мерзкий, подлый, грязный… — дальше пошло непечатное.
В следующие четыре дня температура продолжала падать. На четырнадцатый, последний, день ртуть в термометре замерзла.
В этот последний, ужасный день они разожгли форсунку, истратив весь свой скудный запас горючего. Полузамерзшие, они жадно стремились впитать в себя каждую каплю тепла.
За несколько дней до того Джимми разыскал где-то пару теплых наушников, и теперь они ежечасно переходили из рук в руки. Погребенные под горкой одеял Рой и Джимми беспрестанно растирали свои руки и ноги. Разговор, почти исключительно сосредоточенный на особе Мак-Катчена, становился с каждой минутой все злее.
— Вечно цитирует этот трижды проклятый девиз Межпланетной почты: «Помешать нашим космическим полетам…» — Джимми задохнулся от бессильной ярости.
— Да, — подхватил Рой. — А сам вместо того, чтобы делать мужскую работу, протирает стулья в конторе, будь он неладен!
— Ладно, через два часа мы выйдем из дефлекторной зоны. Затем еще три недели — и мы на Венере. — Джимми чихнул.
— Скорей бы! — простуженным голосом откликнулся Рой. — Ни за что больше не суну нос в космос, только последний раз — чтобы добраться домой, на Землю. А затем поселюсь где-нибудь в Центральной Америке и займусь разведением бананов. Там хоть тепло.
— Нас могут не выпустить с Венеры после расправы, которую мы учиним над Мак-Катченом.
— Ты прав. Но это не беда. На Венере еще теплее, чем в Центральной Америке, а мне ничего больше не нужно.
— Нам вообще ничто не грозит. — Джимми снова чихнул. — По венерианским законам самое большое наказание за убийство — пожизненное заключение. Нормальная, теплая, сухая камера на весь остаток жизни. Что еще нужно человеку?
Секундная стрелка хронометра делала круг за кругом: время шло. Рой держал наготове руки, выжидая мгновения, когда можно будет наконец сбросить хвостовые ракеты и позволить «Гелиосу» вырваться из этой кошмарной дефлекторной зоны.
И вот она, команда, взволнованно выкрикнутая Тэрнером:
— Пошел! Пуск!
Грохотнули ракеты. «Гелиос» пронизала дрожь. Отброшенные назад, втиснутые в свои кресла Джимми и Рой почувствовали себя счастливыми. Теперь до встречи с Солнцем, с его живительным сиянием, с благословенной жарой оставались минуты.
Это произошло даже быстрее, чем они ожидали: яркая вспышка света, а затем короткий треск, щелчок — и обращенные к Солнцу иллюминаторы закрылись.
— Гляди! — воскликнул Рой. — Звезды! Конец всем мучениям! Ну, старина, будем подниматься опять, — восторженно сообщил он термометру и поплотнее завернулся в одеяла, так как на корабле еще царил холод.

* * *


Фрэнк Мак-Катчен сидел у себя в венерианском отделении Межпланетного почтового ведомства вместе с седовласым Зебулоном Смитом, изобретателем дефлекторного поля. Говорил один Смит:
— Но право же, мистер Мак-Катчен, мне очень важно знать, как вело себя мое поле. Они ведь уже, конечно, информировали вас обо всем по радио.
Мак-Катчен в глубокой задумчивости раскурил одну из своих знаменитых сигар.
— То-то и оно, что нет, дорогой мой мистер Смит, — сказал он. — Как только они достаточно удалились от Солнца, чтобы радиосвязь с ними стала возможна, я начал запрашивать их о действии поля. Они попросту не отвечают. Единственное, что они сообщили, — выбрались из него живьем. А больше ничего!
Зебулон Смит разочарованно вздохнул.
— Не странно ли? Нет ли здесь некоторого, я бы сказал, нарушения субординации? Я полагал, им приказано подробно отразить в отчетах все, касающееся нового маршрута.
— Так и есть. Но эти двое — мои лучшие пилоты, асы из асов. И оба они с характерами. Ничего не поделаешь. К тому же я обманом вовлек их в эту затею, весьма, как вы знаете, рискованную. И теперь я склонен проявить снисходительность.
— Ну что ж, придется мне, видно, подождать.
— О, недолго, — заверил Мак-Катчен. — Они прилетают сегодня, и я обещаю передать вам всю информацию, как только они мне ее доставят. В сущности, то, что они благополучно провели две недели в двадцати миллионах миль от Солнца, само по себе доказывает успех вашего изобретения. Вы должны быть довольны.
Едва Смит ушел, как секретарша Мак-Катчена встревоженно доложила:
— С пилотами «Гелиоса» что-то неладно, мистер Мак-Катчен. Майор Вэйд только что передал из Паллас-сити, где они сели, что они отказались присутствовать на организованном в их честь торжестве и потребовали немедленно дать им ракету для полета сюда, ничего при этом майору не объяснив. А когда он попытался задержать их, они сделались весьма агрессивны.
Мак-Катчен лишь мельком взглянул на составленную секретаршей докладную.
— Гм! Они чертовски несдержанны. Ладно, как только явятся — пошлите их ко мне. Я вышибу из них дурь!
Часа через три двое непокорных пилотов сами напомнили ему о себе. Он услышал доносившиеся из приемной низкие сердитые голоса, затем возмущенные протесты секретарши — и тут же дверь распахнулась: в кабинет ворвались Джимм Тэрнер и Рой Снид. Последний решительно закрыл дверь и прислонился к ней спиной.
— Не пускай никого, пока я не кончу, — сказал ему Джимми.
— Будь спокоен, сюда никто не войдет, — мрачно пообещал Рой. — Но не
забудь оставить что-нибудь и для меня.
Мак-Катчен не подавал голоса, пока не увидел, как Тэрнер засучивает рукава. Тут он решил, что пора кончать комедию.
— Привет, ребята, — произнес он с совершенно не свойственной ему сердечностью. — Рад снова видеть вас. Садитесь.
Джимми проигнорировал предложение.
— Не хотите ли сказать еще что-нибудь, прежде чем я приступлю к делу? — Он резко скрипнул зубами.
— Ну, раз на то пошло, я хотел бы спросить, что это все значит. Может быть, дефлектор оказался слаб и вам пришлось в дороге попотеть?
Рой громко засопел, а Джимми окинул Мак-Катчена холодным взглядом и спросил:
— Прежде всего, что это вам вздумалось так подло морочить нас?
Брови Мак-Катчена удивленно поползли кверху.
— Вы имеете в виду мою маленькую ложь? Господи, какие пустяки! Обычный деловой прием. Я ежедневно делаю куда худшие вещи, и люди считают это нормой. Да и что вы на этом потеряли?
— Расскажи ему о нашем «увеселительном рейсе», Джимми, — потребовал Рой.
— Именно это я и собираюсь сделать. — И Джимми, придав своему лицу страдальческое выражение, повернулся к Мак-Катчену. — Сначала мы мучились из-за адской жары — она дошла до 150 градусов, но тут мы не в претензии: мы знали, чего ждать на полпути между Меркурием и Солнцем. Непредвиденное ожидало нас в зоне действия этого вашего поля. Теплоотдача происходила не по градусу в сутки, как нам говорили в летном училище. — Он дал себе передышку, чтобы вставить несколько только что пришедших ему в голову бранных слов, после чего продолжал: — За три дня температура снизилась на 50 градусов, за неделю дошла до точки замерзания, а следующую неделю — долгих семь дней — мы погибали от холода. В последний день ртуть в термометре замерзла!
У него от гнева сорвался голос. Рой в приступе жалости к самому себе чуть не всхлипнул. Мак-Катчен оставался невозмутим.
— Мороз все крепчал, — снова заговорил Джимми, — а у нас не было ни отопления, ни даже теплой одежды. Нам приходилось растапливать воду и пищу. Мы совершенно закоченели, мы не в силах были пошевельнуться. Это был, говорю я вам, сущий ад, только в перевернутом виде. — Он замолчал: ему не хватало слов.
Теперь начал высказываться Рой:
— В двадцати миллионах миль от Солнца я отморозил уши. Повторяю: отморозил! — Он угрожающе потряс кулаком под носом у Мак-Катчена. — А все из-за вас. Вы нас в это втравили! Замерзая, мы поклялись, что вы свое получите, и мы сдержим клятву! Давай, Джимми, начинай! Мы и так потеряли достаточно времени.
— Погодите, ребята, — заговорил наконец Мак-Катчен. — Я хочу понять. Значит, поле так здорово действует? Оно не только не пропускает радиации извне, но и поглощает имеющееся тепло?
Джимми только утвердительно что-то промычал.
— И из-за этого вы целую неделю мерзли?
Мычание повторилось.
И тут произошло нечто в высшей степени странное, прямо-таки невероятное: Мак-Катчен, «Старая Кислятина», человек, «лишенный мускулов смеха», улыбнулся. Да, он показал в улыбке зубы! Больше того, он улыбался все шире и шире, а затем у него вырвался скрипучий смешок. Хотя вначале дело с непривычки шло туго, но понемногу смешки стали звучать все громче, пока не перешли наконец в полноценный смех, а тот — уже в рев. Мак-Катчен один раз в жизни вознаграждал себя за свою вечную кислую угрюмость.
Тряслись стены, дребезжали оконные стекла, а гомерический хохот все не утихал. Рой и Джимми стояли, разинув рты. Изумленный бухгалтер в отчаянном приступе храбрости сунулся в кабинет — да так и застыл. Другие сотрудники столпились за дверью и благоговейным шепотом обсуждали небывалое событие. Мак-Катчен смеялся!
Генеральный директор долго не мог успокоиться. Но наконец хохот его, завершившись финальным пароксизмом мелких смешков, умолк, и багровое от непривычного напряжения лицо обратилось к асам Межпланетной почты, чей гнев давно уже сменился изумлением.
— Ребята, — Мак-Катчен все еще ухмылялся, словно заводная игрушка, — это лучшая в моей жизни шутка. Вы получите по два оклада каждый. — После смеха у него началась икота.
Асов его щедрость не тронула. Джимми сердито спросил:
— Что вас так рассмешило? Лично я не вижу причин для смеха.
— Послушайте, ребята, перед моим вылетом на Венеру я дал каждому из вас несколько листков с отпечатанными инструкциями. Что вы с ними сделали?
Возникло короткое замешательство.
— Не знаю, — буркнул Рой. — Я свои куда-то сунул.
— А я в свои не заглянул, просто забыл о них. — Джимми почувствовал себя неловко.
— Видите! — торжествовал Мак-Катчен. — Вы пострадали из-за собственной глупости.
— Как это? — удивился Джимми. — Майор Вэйд сообщил нам все необходимое о корабле. К тому же от вас мы едва ли можем узнать что-нибудь новое в этой области.
— Вы уверены? Вэйд, совершенно очевидно, забыл одну мелочь, содержавшуюся в моих инструкциях. Интенсивность дефлекторного поля регулируется. Перед вашим стартом установили максимальную интенсивность, вот и все. — Его снова стал разбирать смех. — Возьми вы на себя труд прочитать эти листки, вы знали бы, что простой поворот рычажка, — он жестом изобразил это, — может ослабить действие поля до желаемого уровня и пропустить столько радиации, сколько вам нужно. — Смешки стали громче. — Целую неделю вы мерзли, потому что у вас не хватило ума повернуть рычаг. И после этого вы, пилоты-асы, являетесь ко мне с претензиями. Ну и смех! — Когда он справился с новым приступом хохота, асов в кабинете уже не было.
Внизу, на аллее, мальчик лет десяти с величайшим интересом и удивлением наблюдал, как двое взрослых людей, забыв, что они взрослые, наскакивают друг на друга, не соблюдая никаких правил, а просто колошматя и лягаясь.


Айзек Азимов

­­
вторник, 13 ноября 2018 г.
• Day 4 hallo arizona 15:37:04
День 4. В каком городе вы бы хотели жить?

На данный момент в Хабаровске чтобы быть с моей бае
В чуть более масштабных планах... Не знаю, Владивосток или Питер если в России, а если где-то в адекватном мире - Макао в Китае или Нью-Йорк в США. Покамест так~

Подробнее…исходник: http://chedoriti.beon.ru/0-137-flashmob.zhtml
6 щекн 09:45:11
у меня чета с гормонами не то, наверное. какой-то невнятный рэйдж внутри. сегодня поймала себя на мысли что бесит как дышит кун и вообще меня никто не любит, не ценит и все променяют меня на кого-то другого при любом удобном случае. стараюсь молчать, но внутри пи\дес какой ураган ЭмОцИй... че делать...
показать предыдущие комментарии (2)
09:54:06 щекн
лично мне не помогает. а столько отвара ромашки не выпью *начинаю жить дальше и не парю себе мозг* вот есть такие штуки, когда за деньги старую машину битой до состояния фарша избиваешь - вот что-то такое мне бы помогло
09:57:14 Ksil
Есть игра Counter-Strike Source,помогает успокоиться мне.Есть старые игры вроде "The Suffering" и "The Suffering:Ties That Bind",меня отлично успокаивают.Недавно­ вон в Timeshift бродил,зашёл в Stronghold Crusaders через game ranger,просрал парочку раундов лучшему...
еще...
вот есть такие штуки, когда за деньги старую машину битой до состояния фарша избиваешь - вот что-то такое мне бы помогло
Есть игра Counter-Strike Source,помогает успокоиться мне.Есть старые игры вроде "The Suffering" и "The Suffering:Ties That Bind",меня отлично успокаивают.Недавно­ вон в Timeshift бродил,зашёл в Stronghold Crusaders через game ranger,просрал парочку раундов лучшему игроку,чем я.
09:57:38 Ksil
Если соберёшься,я подскажу что и откуда взять.
09:58:03 Ksil
Отлично :-)­ .
понедельник, 12 ноября 2018 г.
Чрезмерная толерантность эмо движа xxIlovecorpsebridexx в сообществе Возрождение Эмо 20:31:02
Это уже маленькая беда американского эмо движа. Однако, благодаря этому, у них все еще существуют такие места, как Hot Topic, бренды вроде Living Dead Souls, Cupcake Cult и так далее. У них шикарный подход к новичкам, но есть и подводный камень.

Плюсов полно: травить новеньких за каждую ошибку они не станут, они четко понимают, что благодаря отсутствию моды на эмо, в субкультуре не будет позеров; токсичность практически отсутствует и вообще, эти ребята очень терпеливые и мирные.

Но есть и минусы. Из-за того, что они чересчур размывают границы, могут приняться в движ те, кто металкор и постхардкор путает с эмокором. приписывает каждую поп-панк группу к эмо движу. В соцсетях очень много ребят, которые не очень хорошо разбираются в жанре эмо, если разбираются вообще. И те единицы, которые натасканы в этом отношении, прекрасно понимают, что с этим надо что-то делать. Однако проблема в том, что несогласие некоторые представители движа могут принять в штыки. Получается замкнутый круг: надо объяснить новеньким и непрошаренным что к чему, но в то же время не хочется быть цербером по отношению ко всем.

Несмотря на эти значительные недостатки, можно с уверенностью сказать, что эмо движ на Западе более активный и "населенный", чем тот, что в странах СНГ. Обеим сторонам есть чему поучиться друг у друга.

Категории: Возрождение Эмо, Эмо, Неформалы, Субкультура
20:41:03 Keco
По ТВ транслируют и пропагандируют ненависть к Европе странам запада и субкультурам, а ты тут мысли правильные излогаешь, молодец что не в ВК это делаешь а то бы к тебе пришли, в РФ разумных не любят.
13:25:23 xxIlovecorpsebridexx
справедливости ради, там точно такие же стереотипы об эмо, что и здесь. с той разницей, что они не считают, что все эмо ходят в черно-розовом
13:54:50 Keco
Хм интересно
Взято: ВОРОН panda21 08:46:30
­Artemida933 28 мая 2018 г. 01:08:48 написала в своём дневнике ­Вечная...Призрачна­я...Встречная...
ВОРОН
Как-то в полночь, в час угрюмый, утомившись от раздумий,
Задремал я над страницей фолианта одного,
И очнулся вдруг от звука, будто кто-то вдруг застукал,
Будто глухо так затукал в двери дома моего.
«Гость,— сказал я,— там стучится в двери дома моего,
Гость — и больше ничего».
Ах, я вспоминаю ясно, был тогда декабрь ненастный,
И от каждой вспышки красной тень скользила на ковер.
Ждал я дня из мрачной дали, тщетно ждал, чтоб книги дали
Облегченье от печали по утраченной Линор,
По святой, что там, в Эдеме ангелы зовут Линор,—
Безыменной здесь с тех пор.
Шелковый тревожный шорох в пурпурных портьерах, шторах
Полонил, наполнил смутным ужасом меня всего,
И, чтоб сердцу легче стало, встав, я повторил устало:
«Это гость лишь запоздалый у порога моего,
Гость какой-то запоздалый у порога моего,
Гость-и больше ничего».
И, оправясь от испуга, гостя встретил я, как друга.
«Извините, сэр иль леди,— я приветствовал его,—
Задремал я здесь от скуки, и так тихи были звуки,
Так неслышны ваши стуки в двери дома моего,
Что я вас едва услышал»,— дверь открыл я: никого,
Тьма — и больше ничего.
Тьмой полночной окруженный, так стоял я, погруженный
В грезы, что еще не снились никому до этих пор;
Тщетно ждал я так, однако тьма мне не давала знака,
Слово лишь одно из мрака донеслось ко мне: «Линор!»
Это я шепнул, и эхо прошептало мне: «Линор!»
Прошептало, как укор.
В скорби жгучей о потере я захлопнул плотно двери
И услышал стук такой же, но отчетливей того.
«Это тот же стук недавний,—я сказал,— в окно за ставней,
Ветер воет неспроста в ней у окошка моего,
Это ветер стукнул ставней у окошка моего,—
Ветер — больше ничего».
Только приоткрыл я ставни — вышел Ворон стародавний,
Шумно оправляя траур оперенья своего;
Без поклона, важно, гордо, выступил он чинно, твердо;
С видом леди или лорда у порога моего,
Над дверьми на бюст Паллады у порога моего
Сел — и больше ничего.
И, очнувшись от печали, улыбнулся я вначале,
Видя важность черной птицы, чопорный ее задор,
Я сказал: «Твой вид задорен, твой хохол облезлый черен,
О зловещий древний Ворон, там, где мрак Плутон простер,
Как ты гордо назывался там, где мрак Плутон простер?»
Каркнул Ворон: «Nevermore».
Выкрик птицы неуклюжей на меня повеял стужей,
Хоть ответ ее без смысла, невпопад, был явный вздор;
Ведь должны все согласиться, вряд ли может так случиться,
Чтобы в полночь села птица, вылетевши из-за штор,
Вдруг на бюст над дверью села, вылетевши из-за штор,
Птица с кличкой «Nevermore».
Ворон же сидел на бюсте, словно этим словом грусти
Душу всю свою излил он навсегда в ночной простор.
Он сидел, свой клюв сомкнувши, ни пером не шелохнувши,
И шепнул я вдруг вздохнувши: «Как друзья с недавних пор,
Завтра он меня покинет, как надежды с этих пор».
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
При ответе столь удачном вздрогнул я в затишьи мрачном,
И сказал я: «Несомненно, затвердил он с давних пор,
Перенял он это слово от хозяина такого,
Кто под гнетом рока злого слышал, словно приговор,
Похоронный звон надежды и свой смертный приговор
Слышал в этом «nevermore».
И с улыбкой, как вначале, я, очнувшись от печали,
Кресло к Ворону подвинул, глядя на него в упор,
Сел на бархате лиловом в размышлении суровом,
Что хотел сказать тем словом Ворон, вещий с давних пор,
Что пророчил мне угрюмо Ворон, вещий с давних пор,
Хриплым карком: «Nevermore».
Так, в полудремоте краткой, размышляя над загадкой,
Чувствуя, как Ворон в сердце мне вонзал горящий взор,
Тусклой люстрой освещенный, головою утомленной
Я хотел склониться, сонный, на подушку на узор,
Ах, она здесь не склонится на подушку на узор
Никогда, о, nevermore!
Мне казалось, что незримо заструились клубы дыма
И ступили серафимы в фимиаме на ковер.
Я воскликнул: «О несчастный, это Бог от муки страстной
Шлет непентес-исцеленье от любви твоей к Линор!
Пей непентес, пей забвенье и забудь свою Линор!»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
Я воскликнул: «Ворон вещий! Птица ты иль дух зловещий!
Дьявол ли тебя направил, буря ль из подземных нор
Занесла тебя под крышу, где я древний Ужас слышу,
Мне скажи, дано ль мне свыше там, у Галаадских гор,
Обрести бальзам от муки, там, у Галаадских гор?»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
Я воскликнул: «Ворон вещий! Птица ты иль дух зловещий!
Если только бог над нами свод небесный распростер,
Мне скажи: душа, что бремя скорби здесь несет со всеми,
Там обнимет ли, в Эдеме, лучезарную Линор —
Ту святую, что в Эдеме ангелы зовут Линор?»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
«Это знак, чтоб ты оставил дом мой, птица или дьявол! —
Я, вскочив, воскликнул: — С бурей уносись в ночной простор,
Не оставив здесь, однако, черного пера, как знака
Лжи, что ты принес из мрака! С бюста траурный убор
Скинь и клюв твой вынь из сердца! Прочь лети в ночной
простор!»
Каркнул Ворон: «Nevermore!»
И сидит, сидит над дверью Ворон, оправляя перья,
С бюста бледного Паллады не слетает с этих пор;
Он глядит в недвижном взлете, словно демон тьмы в дремоте,
И под люстрой, в позолоте, на полу, он тень простер,
И душой из этой тени не взлечу я с этих пор.
Никогда, о, nevermore!
Источник: http://frolenkova19­95.beon.ru/42627-039­-voron.zhtml
воскресенье, 11 ноября 2018 г.
Какие могут быть последствия из-за вызывание духов? Нока Драгнил 18:40:27
­­
показать предыдущие комментарии (5)
19:34:53 kartoshka.
выпей святую воду
19:40:47 Нока Драгнил
ННайти бы святую воду)
19:42:42 kartoshka.
в церкви))
21:34:37 Нока Драгнил
Попробую,но я просто воду без чая там и всякой всячины не пью..
кризис omgitsandy 17:28:22
Перечитала я тут свои тесты по анимам (анимешники не агритесь кк) и офигела. Это я писала такое в 13-14 лет? Дэбак. Сейчас я какой-то нуб хаха.
не думаю, что я когда-нибудь вернусь к тестам. в голове у меня более глобальные идеи с:


Если кому-то интересно, то вот ссылочки на мои недо-творения:

http://beon.ru/test­s/1094-407.html - Diabolik Lovers
http://beon.ru/test­s/1094-474.html - Shingeki no Kyojin
http://beon.ru/test­s/1094-551.html - Tokyo Ghoul
http://beon.ru/test­s/1095-707.html - Tokyo Ghoul
http://beon.ru/test­s/1096-145.html - Diabolik Lovers
http://beon.ru/test­s/1098-175.html - Shingeki no Kyojin
http://beon.ru/test­s/1100-047.html - Shingeki no Kyojin

Со многого, конечно, я там поржала. Но не все дети в таком возрасте способны на подобное. Так что я немножко собой горжусь. И я слышу, как 14-летняя Энди кричит говорит мне: "ИДИ ПИШИ ЛЕНИВАЯ ЗАДНИЦА" - потому что раньше я очень любила это. Один из тестов по Токийскому Гулю я, кстати говоря, писала на уроке МХК. Как вчера помню кк. да и многие другие зарисовки к тестам я делала именно в школе
So, сейчас я люблю писать не меньше, но времени критически не хватает... и я не хочу оправдываться этим. Скажу прямо: я обленилась. Но собираюсь взять себя в руки. Мой творческий кризис длится на протяжении двух лет... и я хочу положить этому конец.

А как вы справляетесь с ленью и творческими кризисами, если такое вдруг случается?
Давай с тобой по небу пробежим? Да так, чтобы земли ногами не касаться. Оношевелится. 17:15:13
Флешмоб принцессок)
Спасибо ­мятная луна
Подробнее…
Белль:

Твои друзья не любят обниматься увы

Ты заблудилась в лесу ну, скорее всего...
Ты любишь читать
Ты не всегда скромна
Один из твоих родственников иногда ведёт себя странно
Ты любишь помогать людям
Часто воображаешь себе что - либо

Любишь проявлять заботу по отношению к друзьям, близким
Имеешь много поклонников, которым нравится ваша внешность
По крайне мере отвергли одного человека, который любил вас, как девушку

Итог: 5


Рапунцель:

У тебя строгая мама
Имеешь много разных хобби
Тебе постоянно очень скучно
У тебя длинные волосы
Ты блондинка
Ты шумная
До сих пор ведёшь себя, как ребёнок

Не можешь ждать, пока что - то произойдёт само собой, действуешь сама
Заботитесь о чувствах близких тебе людей
Не любишь следовать правилам
Итог: 3


Алиса:

У тебя был/есть домашнее животное

Любишь играть в карты
Часто спрашиваешь который сейчас час
Попадаешь в сложные ситуации

Хоть бы раз в жизни была в суде
Ты заснула во время выполнения домашнего задания/заснула в школе
У тебя было чаепитие
Ты любишь шляпы
Часто опаздываешь
Знаешь, как играть в крокет
Итог: 3


Жасмин:

Твой папа богат
Ты очень умна и скромна
У тебя ещё не было серьёзных отношений с парнями
Ты отличаешься от остальных и очень уникальна
Ты бы никогда не вышла замуж за кого - то только потому, что он очень богат

У тебя очень много целей
Ты не имеешь много друзей

Ты считаешь себя независимым

Ты богатая
Твои родители пытаются контролировать тебя
Итог: 5


Мег:

Твой парень сильный
Часто заключаешь сделки
Ты очень убедительна
Ты сильно любила одного человека
Тебе разбивали сердце

Увлекаешься Греческой мифологией
Часто говоришь людям не правду
Тебя использовали
Фиолетовый - любимый цвет
Итог: 3


Ариэль:

Родители возлагают на тебя большие надежды
Ты пытаешься следовать правилам, но это не всегда получается
Ты разрушитель спокойствия
Ты самая младшая в своей семье
У тебя много сестёр
Ты коллекционируешь что - то
У тебя длинные волосы
Ты искатель приключений
Ты очень любопытная
Итог: 2

Тиана:

Ты строишь большие планы на будущее
Ты любишь готовить
Часто отказываешь от развлечений из - за того, что очень занята
Ты любишь джаз
Считаешь, что ты можешь сделать лучше, если будешь стараться
Боишься пауков, лягушек, змей
Ты левша/умеешь писать и правой и левой рукой
Твой папа вкусно готовит
У тебя есть мечта
Итог: 6

Аврора:

Ты живёшь не с родителями
Чуть не умерла/подвергла себя большой опасности в раннем детстве
Ты нежная и любящая
У тебя красивый голос
Любишь долго спать в выходные
Большую часть своего времени проводите вне дома
Ты любишь мечтать
Ты романтик
Любишь розовый цвет

Итог: 4

Золушка:

Ты настоящая хозяйка
Ты любишь примерять одежду/красиво одеваться
Ты любишь животных

Ты ждёшь своего принца
Твоя мама действительно очень строгая
У тебя есть сестра/сёстры, которые постоянно ревнуют тебя/осуждают
Иногда боишься высказать своё мнение
Любишь ходить в тапочках
У тебя светлые волосы
Итог: 3

Белоснежка:

Знаешь и считаешь себя красивой
Иногда, кажется, что мама завидует тебе
У тебя есть почти семь лучших друзей
У тебя по крайней мере хотя бы один раз было пищевое отравление
У тебя короткие волосы/были короткие волосы
Ты самостоятельна
Твои друзья очень разные, с разными характерами
Ты любишь хорошо проводить время
Тебе доставляет большое удовольствие съездить за город
Итог: 2

Покахонтас:

Любишь узнавать что - то новое о больших городах и странах
Ты быстро бегаешь
Ты общался с людьми разных национальностей
Ваши родители слишком сильно беспокоятся о вашей безопасности
Вы знаете кого - то, кто был на войне
Вы любите природу
Вы любите экзотичные вещи

Ты авантюрист
Итог: 4

Мулан:

Ты сорванец
Твои близкие считают, что ты должна быть более женственной
Ты хотя бы раз притворялась другим человеком
Ты дралась с кем - то
Ваши близкие часто решают за вас

Ты сбегала из дома
Большинство ваших друзей мальчики
Часто попадаете в плохие ситуации
Заботитесь о своей семье
Итог: 6






Категории: Флешмоб от оно
07:20:59 Lily Potter .3
Возьму себе эту милоту :3
0.14 синдром котара 16:51:11
резать руки - вещь странная.. В процессе вообще боли не ощущаешь, а когда, допустим, случайно попадёшь тёплой водичкой на порезы, так начинаются адские муки.
это не пропаганда суицида, нет. я режу не запястья, а именно сами руки. поболит и пройдёт. со всеми было.
я делаю это, чтобы не навязывать себе плохие мысли. эти мысли часто бывают о завтрашнем дне, о грядущей неделе. я понимаю, что ничего особенного или хорошего меня не ждёт. если бы я сидела дома и изредка гуляла, а не ходила в эту гимназию, то мне бы было лучше. я просто не хочу завтра вставать. просыпаться. не снова.
Взято: По-моему здесь сидят люди, которым что-то где-то не светит: в учёбе... затерявшийся в облаках 16:25:59
­Kyo Hayakawa 11 ноября 2018 г. 02:22:46 написал в своём дневнике ­dum spiro, spero
По-моему здесь сидят люди, которым что-то где-то не светит: в учёбе дураки, внешне не красавцы, с работой понты, в инсте не лайкают, в реале не дают, душевнобольные, наркоманы, в целом жизнь по Ризде......даа
Источник: http://niimurakyo.b­eon.ru/44244-058-po-­moemu-zdes-sidjat-lj­udi-kotorym-chto-to-­gde-to-ne-svetit-v-u­chebe.zhtml


Кио прав
... Riо. 12:31:17

X

Приятное чувство некоторой образованности. Понимание вещей касаемо определенной области, пища для ума. Это действительно увлекает. Не замечаю, как летит время, конспектирую лекции и вебинары. Совмещается приятное с полезным. Очень воодушевляет

Категории: Осознанность
бесплатные фрагменты книг Алексей Рекс 09:53:47
­­­­
поскольку электронные магазины дают почитать бесплатно уж очень куцые фрагменты книг, я решил выложить побольше на собственном сайте. Чтобы любой желающий мог прочесть достаточно чтобы решить интересно ему такое или нет. Заодно и описание, то есть аннотацию к книгам увеличил, чтобы хоть ясно стало про что там.
Подробнее можно почитать здесь:
"Счетовод Перевала" http://steamage.ru/­pub/stchetowodPerewa­la
"Крепости-звёзды" http://steamage.ru/­pub/sternschanz
Здраствуйте... WinterWhiteTiger 06:32:58
Здраствуйте, адекваты.Имя:Алиса,­Анджелина,Анжела,Анд­жела,Виктория,Венди,­Вероника,Доминика,Дж­екки,Джейн,Кендис,Ка­терин,Катэрин,Катрин­,Кэтлин,Кенди,Мирабе­ль,Мейбель,Мейбел.Фа­милия:Кикркланд-Бонф­уа.(взяли двойную много срачек было)Возраст:19 лет. Внешность: имеет два больших конских хвоста русого цвета зеленые глаза и носит очки.Храктер:Кудере­ ПОСТАЯНО пытается ИЗБЕГАТЬ всякие нелепые ,неловкие ситуации.(Гороод который она олицетворяет :Лондон) Цитаты:Если я Одна это не значит что я не Хочу Быть Одна.Просто я Хочу Быть Одна.Париж:Ну Алиса сходим по магазинам?А то это Шматьё тебе не идет *постаяно ёё куда то тащит it's is the love (это я про отношения парижа и Лондона).Вашгтон:на­учишь меня магии? правда Спасибо! (Лондон:ты меня сейчас раздавишь!) *когда Лондону удается вкрыть время она учит ёё магии ну друзья как сказатъ?* Оттава:З……Здраствуй­те.*ну тут всё понятно Оттава её восхищается а Лондон пытается сделать ёё менее стеснительной вобщем лучшие друзья*.Пекин:-_-" ты готовишь как твой отец можно тебя научить? (несмотря на то что Китай ушол к братьям, и Сестрам у них довольно такие не плохое отношения друзья) Москва:^^ Привет!.*знакомые иногда Лондон может говорить как ёё бесит и Москва тоже вобщем друзья*
суббота, 10 ноября 2018 г.
_ do not go gentle into that good night 19:31:38
Причины подростковых суицидов:

- непонимание со стороны родителей

- проблемы в общении со сверстниками

- этот ваш интернет

- интегралы
показать предыдущие комментарии (9)
20:03:14 do not go gentle into that good night
окей, теперь я хотя бы считаю мехмат за простых смертных людей потому что я вот чудесно обхожусь mathprofi и методами от препода
20:05:02 sangre y fuego
не, мб где-нибудь в других вузах и заставляют, но у нас норм все не особо что-то решаю сейчас, если вдруг, то юзаю вольфрам или калькуляторы онлайн ахаха
20:06:36 do not go gentle into that good night
блэт точно вольфрам какого чёрта я страдаю тут уже два часа, когда есть вольфрам
20:21:18 sangre y fuego
вольфрам вообще чудо просто, я не знаю, что бы делал без него
пятница, 9 ноября 2018 г.
` The Hope Of Morning Makes You Worth The Fight... M i o n e 22:34:12

`/ Aliis Inservi­endo Consumo­r •


Этот учебный год проносится с бешеной скоростью, и не всегда понимаю, хорошо это или же плохо... Грустно, что подходит к концу счастливая пора студенчества, но это, пожалуй, одна из тех вещей, что сейчас должна беспокоить меня меньше всего... Впереди огромных масштабов перемены и события, и начнутся они уже со следующей недели... С понедельника и вплоть до самого Нового Года, а то и до середины января, должна буду с головой уйти в учёбу, ибо начинаются экзаменационные циклы: это и детская стоматология, и ортопедия, и ортодонтия, и пародонтология... Надо выложиться на полную, если хочу, чтобы всё получилось...) Поэтому, вероятно, буду очень много, часто и подолгу пропадать, простите меня, пожалуйста...



­­
#WhateverItTakes
Сейчас у нас идёт дисциплина по выбору, по которой мы должны написать ВКР (выпускную квалификационную работу), в дальнейшем с ней мы идём на гос.экзамены... "Выбор" этот весьма относительный, так как просилась я в хирургию, "предложили" мне терапию, а в итоге отправили на детство, но оно, пожалуй, и к лучшему...) Эти две недели нам рассказывали по-настоящему интересные вещи, предоставили возможность расширить свой кругозор как профессионалам, немного вырасти над собой ^_^ Приятно, что пару раз даже брали на приём ^.^ Вчера преподавательница попросила поассистировать ей на наркозе ^___^ Для тех, кто не знает, неконтактных детишек и детишек с множественным кариесом, как правило, лечат не под местным, а под общим обезболиванием, то есть под наркозом...) Ирина Игоревна, доктор, которой ассистировала, активно отговаривала меня идти в хирургию и агитировала выбрать своей специальностью детство, чем сильно меня озадачила... Подобное уже было летом, когда во время практики по ортопедии зав.отделением уговаривал меня стать ортопедом, но.. В этот раз всё как-то по-другому: беда в том, что и детство тоже мне по душе... Очень люблю детишек, обычно нахожу с ними общий язык, люблю с ними работать, но.. Хирургия -- это же рай... Это лучшее, где могу себя применить... Но теперь злосчастное семя сомнений вновь дало корни...



­­
#WhatAboutOurBroken­HappyEverAfters?
Тяжело признавать, но очередной курс блокад папе не помог совсем... К сожалению, не могу рассказать вам всего, что происходит: как справедливо замечено в сериале "13 причин, почему", некоторые секреты существуют, чтобы защитить некоторых людей... Всегда говорила, что нам "нелегко", но это сильное преуменьшение, если отключить оптимистичный настрой и проявить объективность... Не хочу посыпать голову пеплом -- в этом нет смысла и так не найдётся выход... Нельзя сдаваться, нельзя опускать руки и жалеть себя... Но сердце рвётся каждый раз, когда вижу, как папа сидит и плачет, потому что не может встать, как он кричит от боли, тщетно силясь разогнуть ноги в коленях и выпрямить спину, когда он, изнемождённый и вымученный болью, кричит, что не хочет жить, когда родители в голос рыдают у меня на плечах... Когда получаю от папы сообщения с угрозами суицида... У меня нет права на слабость, панику или слёзы... Мы боремся, всё ещё сражаемся, и стоит мне придумать, сочинить утешение, слепить из призрачного тумана надежду, как высыхают слёзы на отеческих и материнских глазах, как в них снова что-то загорается... В такие моменты чувствую, что ещё не совсем бессильна... Сегодня беседовали с его лечащим врачом, и результат, а вернее, его отсутствие говорит об одном -- впереди папу ждёт радиочастотная абляция болевых нервных корешков...



­­
#МеняПокоритьНельзя­
В последнее время меня пугают родственники/друзья­ семьи/родители... В какой-то момент они начали не просто интересоваться, а с большим энтузиазмом заниматься устройством моей личной жизни... Это уже переходит все рамки, правда... Фразы в духе "Саша, я поеду искать тебе жениха" или "Саша, я нашла тебе жениха", "А жить в Баку очень хорошо, знаешь, какой город красивый!" оставались в моём сознании всего лишь невинными и забавными шутками, пока в ход не пошли слова а-ля "даже не знаю, на свадьбе мне сидеть со стороны жениха или невесты?" или всплывающие подводные камни... Какое-то время назад вела приятельскую переписку с сыном-подруги-тёти-­Зины (вы знаете, что всегда рада новым друзьям), но потом общение как-то сошло на нет, собственно, и Бог с ним, но потом оказалось, что товарищ постучался в директ и вёл беседу, потому что собирался (внимание!) жениться... ЖЕНИТЬСЯ, КАРЛ! Жениться на девочке, о которой тебе рассказали родственники и которую ты видел на паре фотографий... Просто слов нет... На днях виделась с нашими близкими, так оказалась на лекции по теме "Самое главное -- удачно выйти замуж, а замуж надо выходить за достоинства, успех и семью мужа"... Боже, дай мне сил!.. Вишенка на торте -- позавчера проходя мимо гостиной услышала, как родители "перешёптываются" на тему удачного замужества... Чтобы не получилось так, будто бы подслушивала, спешно ушла к себе в комнату, но акустика в квартире такова, что и там не смогла скрыться от их разговоров... Подумать только, они считают, что надо свести меня с кем-то, кого Моему негодованию нет предела... Никогда, ни за что, ни при каких обстоятельствах не стану предметом чьей-то коллекции, чьим-то призом или трофеем... С каких это пор главное -- хорошо выйти замуж за перспективного человека?!. Один такой "из приличной семьи" однажды уже заявлял мне: "Мой папа тебя купит, потому что я так хочу!" Как по мне, так уж лучше вообще замуж не выходить, чем так... Встретить любовь, человека, который как свои будет разделять с тобой радости и горести, с которым и в огонь, и в воду -- вот это я понимаю... А все эти "хорошие семьи" и "удачные браки" -- упаси Бог!.. Как же раздражают юноши, которые считают, что им всё позволено... Которые увидели девичью мордашку на фотографии, и всё, чего хочу, то и ворочу... Покупаются на обложку, ни капли не заботясь о содержании... Я не варежка! Любовь -- самое прекрасное, самое высокое и святое, что есть на свете, и нельзя марать её в грязи наших прихотей... Бррр, кровь закипает... А ведь когда-то такие страсти кипели только на БеОне.. Видимо, это карма ^^" Если это перейдёт за рамки и без того малоприятных разговоров, видит Бог, я устрою бунт и подниму бурю...

­­


Категории: ` Из Жизни, ` Учёба, ` Папа, ` Болезнь, ` Боль, ` Неприязнь, ` Мысли Вслух, ` Осень, ` Ноябрь, ` 5 Курс
11:01:31 Гость
i70.beon.ru/1/0/1/93/25/128332593/zQmwaadYJBA.png
11:33:52 M i o n e
-- Добрый день ^_^ Спасибо за небезразличие...)
17:14:46 Гость
i26.beon.ru/1/0/1/20/99/128339920/wdtYjIoMvaU.png
17:47:15 Dr. Zagreus
Я не знаю, под каким там наркозом, но когда я в детстве ходил, я чувствовал прям каждый миллиметр того, как узб покида мой рот. А когда его совсем оторвали, хотелось аж выть от боли. Хотя вроде что-то и кололи перед этим, и рот ещё отходил от онемения... Не поверишь, но у меня примерно такая же...
еще...
Я не знаю, под каким там наркозом, но когда я в детстве ходил, я чувствовал прям каждый миллиметр того, как узб покида мой рот. А когда его совсем оторвали, хотелось аж выть от боли. Хотя вроде что-то и кололи перед этим, и рот ещё отходил от онемения...
Для тех, кто не знает, неконтактных детишек и детишек с множественным кариесом, как правило, лечат не под местным, а под общим обезболиванием, то есть под наркозом...)
Не поверишь, но у меня примерно такая же ситуация. Типа хотят женить на "хозяйственной" и "любящей" а тот факт, что это мало того, что нечестно ибо это не наше желание, так я вообще ближайшие лет 10 не хочу даже задумываться об этом. Но нет же, уже каждое лето собираются устроить свадьбу. Благо, у меня дальше разговоров дело не идёт Х)
А тебе с этим успехов, ведь вряд ли как-то получится убедить их в том, что ты этого не хочешь. Единственный, пожалуй, выход, это тебе самой найти и поставить родителей перед фактом. Иначе дело совсем швах
(А вообще, мы в 21 веке живём, где это видано, что до сих пор действуют заплесневевшие традиции вроде таких)
#МеняПокоритьНельз­я
ц2 sssfg 20:44:39
Но не есть ли всякое сознание несчастное? Сознание всегда предполагает раздвоение, распадение на субъект и объект и мучительную зависимость от объекта. Достоевский считал страдание единственной причиной возникновения сознания. Достоевский, Киркегард, Ницше наиболее интересны для этой темы. Борьба Ницше со страданием, со страшной болезнью и одиночеством, сопротивление страданию - самое значительное явление его жизни, которое сообщает его жизни героический характер. Античная этика, особенно классическая этика Аристотеля, видела в человеке существо, которое ищет счастья, блага, гармонии и может достигать их. Это остается и у Фомы Аквината, в официальной католической теологии. Но в действительности христианство надломило это понимание. Об этом важны свидетельства Канта, Шопенгауэра, Достоевского, Киркегарда, Ницше. Не случайно человек, чтобы ослабить боль, угасить страдание, хочет забыться, отказаться от сознания, притупить его остроту. Он хочет это сделать, то опускаясь до подсознания, напр. через наркотики, через экстаз от погружения в животную стихию, то поднимаясь до сверхсознания, до духовных экстазов, до слияния с божественным. Есть предел возможности выносить страдание. За этим пределом человек теряет сознание и этим как бы спасает себя.
20:46:04 v1shnyа
Это пересказ параграфа из учебника по философии?
20:49:17 sssfg
Бердяев Н.А. Бердяев Николай Александрович >> Экзистенциальная диалектика божественного и человеческого >> Гл. V. Страдание >>
20:49:56 sssfg
© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.


Дневник коллекционера > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
пройди тесты:
Burnt partes caeli | 1.Whisper of heart
Просто мне всё пофиг
читай в дневниках:
$)
что-то
Woooh

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх